Оренбургский пуховый платок в творчестве писателей и поэтов

 Изображение пухового платка в романе «Тихий Дон».

Оренбургский пуховый платок уже давно является символом тепла, уюта, нежности, женской красоты, платок стал символом самой России. В русской литературе легендарное образное воплощение  знаменитого платка  из пуха передаёт особенности культуры русского народа, его необыкновенной и загадочной души.

А. Толстой в своём известном романе «Хождение по мукам» пишет: «Особенно милым, простым лицо было от пухового платка, – под ним темнели полоски бровей».

Героиня пушкинской «Метели» Маша, отправляется в зимнюю непогоду, буран, на своё скрытное венчание предварительно закутавшись в тёплую пуховую шаль-платок.

 

Пуховый платок в повести «Метель» А. С. Пушкина

И смотритель станционный из рассказа А.С Пушкина «Станционный смотритель» Студеным зимним вечером встречал он своего нежданного гостя, одетого в шинель и укутанного для тепла в пуховую шаль-платок.

Валентин Распутин восхваляет чудодейственные особенности платка  из пуха в произведении «Дочь Ивана, Мать Ивана», где Олимпиада Иннокентьевна только тем и спасала свои больные ноги, что круглый год закутывала их в пуховую тёплую серую шаль

А вот в маленьком фрагменте романа М. Шолохова «Тихий Дон» есть такая выразительная сцена, которая наглядно показывает нам как способен преобразить и порадовать женщину чудесный пуховый платок-подарок. Когда Григорий, преподносит своей маме теплый  платок, она, «по-молодому розовея, накинула его на плечи, да так повернулась перед зеркалом и повела плечами, что даже Пантелей Прокопьевич вознегодовал:

— Карга старая, а туда же — перед зеркалой!».

Анатолий Санжаровский написал повесть «Оренбургский платок», главной героиней которой является знаменитая вязальщица Анна Фёдоровна Блинова из деревни Жёлтое, связавшая за свою жизнь немало чудесных пуховых платков, ажурных платков-паутинок. Село Жёлтое тем и славится: своими знаменитыми и неповторимыми пуховыми паутинками с чудесными ажурными узорами, подобных которым, нет больше нигде. В этом селе детей буквально с малолетства обучают вязанию платков, и ремесло пуховязания передаётся из поколение в поколение. Видимо секреты многих ажурных узоров хранятся в тайне как святыня, раз никто не способен повторить необыкновенно художественные и сказочно красивые жёлтинские узоры паутинок.

 

Анатолий Санжаровский

Знаменитый русской и советский прозаик Виктор Астафьев после прочтения повести о знаменитой пуховнице из села Жёлтое, остался очень доволен ею и дал этой повести самую высокую оценку. Повесть «Оренбургский платок» тем и интересна, что в ней описана не только трудная судьба пуховницы Блиновой, но и судьба пухового платка, судьба русского народа.

Многократно великими русскими поэтами применялся неповторимый образ знаменитого оренбургского пухового платка, чтобы подчеркнуть колоритность и своеобразие русской природы. Например, в замечательном стихосложении «Пороша» С. Есенин, очень искусно и очень образно восхвалял чудесный зимний пейзаж: в косынке сосна, похожая на дряхлую старуху и зимняя дорога, покрытая, как шалью свежим, легким и пушистым снегом.

И подобных примеров множество: Л. Толстой, А. Чехов, Н. Тэффи, К. Симонов, В. Астафьев, В. Распутин,  Липатов,  Фадеев, Пастернак и  другие писатели надевали на своих героинь пушистые платки — шали, придавая им этим особую прелесть. Образ пухового платка подчёркивал и выделял особенности культуры русского народа.

Пуховый платок остаётся по настоящий день ярким показателем самобытной русской культуры, ведь в условиях суровой русской зимы без тёплого пухового платка, платка-паутинки не обойтись. Русские поэты и прозаики в своём творчестве никак не могли обойти стороной образ пухового платка, ведь само название «пуховый платок» сразу вызывает в воображении образ милой женщины с тёплой улыбкой, на плечах у неё пуховый платок, а за спиной женщины простирается вся бескрайняя широкая Русь с её бесконечными полями и реками. Наша любимая Родина!

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

3 comments / Add your comment below

  1. Конечно, литература не могла обойти стороной этот великий народный промысел!
    А ещё припоминаю, что и В. Пикуль упоминает в одном из романов о том, как зарождался этот рукодельный промысел вначале в Орске, затем в Оренбурге и других местах Оренбургского края врёмён ещё Екатерины.

  2. А я помню, что это было в романе Валентина Пикуля «Слово и дело», где он и рассказывает о зарождении оренбургского пуховязального промысла именно в Орске. Ведь столицу Оренбуржья предполагали на том месте, но затем перенесли на место нынешнего Оренбурга.
    А названия городов похожи, от реки Орь, старинного названия Урала. Затем ещё Яиком река называлась.
    А у Пикуля даже хитрый Остерман кутался в пуховый платок.

  3. А я бывала в селе «Жёлтое» в гостях у знакомых.
    Большое такое село, уютное и почти в каждом доме вяжут платки и особенно хороши ажурные паутинки и палантины. Сбывать в основном едут на саракташский базар, реже на колхозный базар в Оренбург. Но часто к ним в село, покупатели приезжают отовсюду.
    И народ там такой спокойный и гостеприимный! Правда это была давняя поездка в 1994 году, но воспоминания свяжи. Как только слышу слова платок, паутинка, палантин так сразу село «Жёлтое» вспоминаю.

Добавить комментарий

Сайт размещается на хостинге Спринтхост